Брайан Орсер: фигуристка Медведева обладает настоящей магией

Брайан Орсер © AP Photo/Bernat Armangue

Переход российской фигуристки Евгении Медведевой от первого тренера Этери Тутберидзе к Брайану Орсеру взбудоражил весь мир. В интервью ТАСС канадский специалист рассказал о том, что стало причиной ухода одной из самых популярных спортсменок России к иностранному тренеру, новых вызовах на пути фигуристки к заветной мечте —​ Олимпиаде 2022 года в Пекине и тонкостях работы с многонациональной группой спортсменов.

— Что вы почувствовали, когда Евгения Медведева предложила вам сотрудничество?

— Сначала я был удивлен, когда мне поступило такое предложение от Жени. Однако, как известно, на старте нового олимпийского цикла многие фигуристы производят определенные перемены в своей подготовке. Так что решение Медведевой не является чем-то необычным. Но я должен сказать, пока я действительно не очень хорошо знаю Женю и сейчас мне лишь предстоит ее узнать. Повторюсь, я был невероятно удивлен поступившим предложением.

— Как Медведева вышла на связь с вами?

— Женя узнала мой номер у кого-то из знакомых или коллег и связалась со мной по телефону — написала текстовое сообщение. Она знала, что я буду присутствовать на турнире, в котором она участвовала. Мы договорились о встрече, чтобы обсудить наше возможное сотрудничество. Эта встреча состоялась, и мы долго разговаривали о целях Жени, о том, почему она хочет перемен. Она призналась, что влюблена в фигурное катание и не хочет завершать карьеру. Цель Медведевой — следующие Олимпийские игры 2022 года.

— Что вы думаете о том, как Женя выступала до Олимпиады в Южной Корее?

— Евгения — изумительная спортсменка. Когда мы разговаривали с ней, то оба согласились с тем, что у нее была очень успешная тренерская команда до нынешних времен. Женя невероятно благодарна Этери за все, чему тренер ее научила. Первое, что она мне сказала при встрече: я не собираюсь ни единого плохого слова говорить про своего тренера и эту ситуацию. И это вызывает уважение. Женя взрослая во всех смыслах — и физически, и ментально.

Женя многое выучила под руководством Тутберидзе. Этери проделала потрясающую работу. Каждый тренер сейчас хочет быть, как Этери — она подготовила так много талантливых спортсменок! Как тренер я очень уважаю Тутберидзе. Это просто потрясающий вклад с ее стороны в женское катание. Но в то же время я понимаю, что Женя хочет перемен. Для ее тренера это очень трудная ситуация — она воспитала чемпионку, а та решила уйти. Так в свое время произошло и с Юлией Липницкой, и это было также непросто для Этери. При этом отмечу, что очень хотел бы, чтобы Липницкая вернулась и снова стала успешной.

Подчеркну, я прекрасно понимаю эмоции Этери — у меня было много учеников, и со мной также происходили подобные ситуации. Это всегда непросто. Но всем ученикам, ушедшим от меня, я всегда желал лишь лучшего. Медведева не завершает карьеру, она хочет продолжать кататься, она лишь меняет вектор движения.

— Вы сочувствовали Медведевой, когда она упустила первое место на Олимпиаде?

— Даже не знаю, что сказать, — я не судья и не могу оценивать выступление спортсменок. Алина Загитова, которая выиграла, также была изумительна и заслужила победу. Обе выступали великолепно. Я не могу сказать, что был расстроен из-за того, что Медведева стала лишь второй. Женя не допустила ошибок, она отлично выступила. Но сейчас Медведева чувствует, что может делать еще больше. И хочет произвести определенные изменения в своем катании.

— Кто будет постановщиком программ Медведевой?

— Ставить программы для Жени будет Дэвид Уилсон. Работа под его руководством станет чем-то новым для Медведевой. Также надо принимать во внимание, что она — девушка, ее тело еще продолжает меняться. Сейчас самое главное — ее здоровье, и мы будем работать над ее физической подготовкой. А психологически Женя очень сильна, уверенность она приобрела еще работая с Тутберидзе в России.

— Ваш союз будет очень интересной кооперацией.  

— Да, согласен. Все это — огромная перемена для спортсменки. Я понимаю это и хочу лучшего для Жени. Она всегда делала максимум, прекрасно выступала, но сейчас чувствует, что назрели перемены. Женя хочет двигаться вперед. Она сделала свой выбор и хочет быть успешной и в будущем. Я работал со многими молодыми спортсменками, но Медведева обладает какой-то удивительной магией. Все тренеры в мире заметили это.

— Насколько для вас важно сохранить индивидуальность спортсмена?

— У меня не так много учеников, и я стараюсь вырабатывать свой персональный стиль обучения для каждого. Так что подход, который я применяю, например, к Юдзуру Ханю, очевидно будет отличаться от того, как мы будем работать с Женей. Те же тренировки с Ханю отличаются от работы, которую мы делаем с испанцем Хавьером Фернандесом. Они разные люди, разные личности, и мы должны работать над их индивидуальным стилем.

Это же я хочу сделать и с Женей, но лишь сохраняя и развивая уже имеющийся у нее опыт. У меня не так много учеников, и возможность уделить внимание таким деталям у меня есть.

— Как вы оцениваете прыжковый арсенал Медведевой на сегодня? 

— Она одна из лучших исполнительниц прыжков в фигурном катании. Евгения обладает потрясающей техникой, просто фантастической.  

— Вы первый иностранный тренер, к которому уходит российский фигурист.  

— Фигурное катание эволюционирует, оно развивается. Я люблю фигурное катание и хочу, чтобы спортсмены делали все отлично. Я хочу видеть их развивающимися и растущими профессионально. И речь не о том, чтобы работать только с лучшими фигуристами мира. У меня работают японец, испанец, корейцы, американцы, теперь россиянка. Я хочу видеть, как все они раскрывают собственный потенциал.

— Не секрет, что Женя дружит с Ханю. Как вы думаете, эта дружба поможет тренерскому процессу?

— В нашем клубе мы создаем по-настоящему сильное коммьюнити, в которое входят как спортсмены, так и тренеры. Когда ты тренируешься бок о бок с сильнейшими, то происходит нечто особенное.

— Сколько часов вы планируете работать с Женей в день?

— Я должен вывести ее на лед и подготовить организм к нагрузкам, думаю, эта работа вне льда займет пару недель. Мы обычно тренируемся по два с половиной — три часа на льду, но может быть и больше для начала. Потребуется больше времени с Дэвидом в плане хореографии. Это будет иначе, нежели Медведева привыкла. У меня есть идеи, с чего именно нам надо начать.

— Как вы думаете, какие вызовы сейчас ждут Медведеву?

— Она по-прежнему выступает за Россию, она будет представлять свой клуб, а мы в свою очередь сделаем все возможное, чтобы Женя достигла своих целей. Она намерена выиграть следующие Олимпийские игры. До них еще три чемпионата мира, и у меня нет магического шара, чтобы предсказать, что ее ждет. Но я думаю, что она очень воодушевлена такими изменениями.

Мы должны оставаться конкурентоспособными, мы должны стать героями, и я сразу говорю — это будет нелегко. Мы будем работать, будем делать это иначе, мы по-прежнему должны вкалывать, и Женя готова к этому. Она знает, как работать, знает, что это непросто, и готова к этому. И я буду ее подталкивать, если надо. Иногда жестко, если потребуется, бывает всякое.

— Верите ли вы в долголетие женского одиночного катания? К следующей Олимпиаде Жене будет 22 года, а на мировых аренах сейчас блистают совсем юные.

— Некоторые изменения в правилах, наверное, были бы предпочтительны для Медведевой. Хотя я уверен, что она все еще молода даже по спортивным меркам, ей всего лишь 18 лет, к играм в Пекине ей будет 22 года — это нормальный возраст, это все еще юность.

Конечно, мы понимаем, что будут другие, более молодые спортсменки, в том числе из России. Мы сосредоточимся на нашей стратегии, собственном катании и удовольствии от него. В то же время у нас будут соревнования, и мы будем показывать там все, на что мы способны.

Источник: tass.ru