Илья Геркус: золотой сезон стал сказкой для «Локомотива»

Илья Геркус © Михаил Почуев/ТАСС

Московский «Локомотив» 5 мая обыграл санкт-петербургский «Зенит» и досрочно обеспечил себе третий в истории титул чемпиона России по футболу. Для президента столичного клуба Ильи Геркуса, который вступил в должность в августе 2016 года, этот трофей стал уже вторым — год назад команда завоевала Кубок России. В интервью ТАСС Геркус рассказал о значимости победы в чемпионате спустя 14 лет, поделился промежуточными итогами новой политики по привлечению болельщиков на стадион, а также раскрыл специфику взаимоотношений с главным тренером команды Юрием Семиным.

— С каким настроением проснулись после чемпионского матча? Мысли о победе не мешали спать?

— Спалось тяжело, с перерывами. Опытные люди, которые переживали на высоком уровне, сказали мне, что трудно поверить в это первые три дня. Сначала было очень тяжело, не верилось, думаешь: приснится же такое, мол, что за ерунда. Потом понимаешь, что правда выиграли. Справляемся потихоньку с нашим новым титулом. Сейчас уже стало хорошо, естественно, привольно и вольготно.

На поле слегка поплакал. Для любого причастного к футболу человека это важное событие. Когда столько людей соревнуются — это весомое и значимое событие. У нас получился сказочный сезон, похожий на какую-то книжку или кино. Будто мы, как в «Хоббите», собрали команду со взломщиком, который забивает золотой мяч на последних минутах. И гномы без особых шансов шли за золотом. Была такая идея, что пойдем за ним, ограбим дракона. Так что получилась сказочная история.

— Чей вклад оказался наибольшим?

— Все игроки со сложными и интересными судьбами, каждая из которых заслуживает отдельного повествования. Например, Мануэл Фернандеш, который год тренировался где-то отдельно, Игорь Денисов, тот же Эдер, который ушел на год в «Суонси» и ничего не забил, Антон Миранчук, сосланный в Эстонию за повышением футбольных качеств и вернувшийся оттуда, сильно их повысив, Джефферсон Фарфан, вернувшийся из Эмиратов. Никого бы не хотелось забывать, но, когда он приехал, задал вопрос, почему мы не выигрываем чемпионат. Мы ответили, что это тяжело. На что он сказал, что нужно просто всех обыграть. Мы вышли за золотом и дошли до него с нашим легендарным тренером, что делает сказку еще более яркой.

— Недавно вышел сериал про футбол, в котором «Локомотив» активно принимает участие. Не планируете снять фильм о чемпионском сезоне или, например, написать книгу?

— Что-нибудь подобное сделаем, выпустим продукт. Мы много снимали на базе, на стадионе во время матчей, за кулисами. Будет что-то вроде документального фильма с драматургией, когда тяжело приближались к финишной ленточке.

— Очень трудно складывались последние матчи: две ничьи с «Уфой» и «Ахматом», поражение от «Краснодара». Переживали в какой-то момент за итоговый результат?

— Переживал после матча с «Уфой», там пошли игры, похожие на матчбол, и, если говорить теннисным языком, пошли двойные ошибки. Здорово, что смогли собраться, внести коррективы в тактическую схему, в этом и есть талант тренеров. Вернулись к двум опорным полузащитникам и одному форварду — это сработало и дало результат.

—​ Золотые майки, шампанское, салют. В Краснодар все возили?

— Начали готовиться после поражения «Спартака» от «Урала». В самолете шампанское не возили. Скорее всего, ребята где-то купили, а потом подарили «Краснодару». С собой в самолет не потащишь. Майки — да, возили.

—​ Что для вас стало главным кадром празднований?

— Главным кадром для меня стал момент, когда мяч влетел в сетку. Ты смотришь на судью, ждешь, когда он двумя руками покажет на центр. Дальше уже было понятно, что «Зенит» мы не отпустим. Тут моей задачей было добежать до лифта и спуститься к полю: пообнимался и поскакал кубарем вниз, стоять на бровке и ждать свистка. Пока добежал, прошла минута добавленного времени.

—​ Как отметили?

— Без особых каких-то нехороших излишеств. Ребята поехали в ресторан, и я присоединился. Тренеры, ребята, игроки посидели примерно до трех часов. Кто-то потом переместился куда-то дальше, но не я. Уже не в том возрасте, старенький.

— После такого матча игрокам было позволено нарушить спортивный режим?

— Если вы намекаете на алкоголь, то там больше прыгали, чем употребляли. Большая часть пила пиво, кто-то вино. Особого разгула, который рисуется в воображении российской публики, не было.

— Какую речь произнесли команде?

— Что все герои и молодцы, для меня честь и гордость быть с ними. Поблагодарил персонально Юрия Павловича Семина, каждого из игроков, начиная от Миши Лысова и заканчивая Фарфаном — нашим королем.

Разногласия с Семиным

—​ По ходу сезона много говорили о вашем конфликте с Юрием Павловичем, который он обозначил как рабочие разногласия.

— Юрий Павлович считает правильной моделью футбольного клуба, когда главный тренер стоит во главе спортивного блока. У нас изначально было распланировано не так, и я придерживаюсь глубокого идеологического убеждения, что это неправильно и бесперспективно. Так действовать нельзя. Изначально мной было построено, что спортивный блок делится на участки управления — медицинский департамент со своим руководителем, спортивный директор, отвечающий за селекционный и спортивный блок, и главный тренер. Это три слагаемых успеха.

Спортивный директор отвечает за селекцию. Медики — за здоровье и восстановление, хотел бы их особенно отметить, они прекрасно отработали, у нас очень маленькое количество травм и быстрое восстановление. Главный тренер сделал свою работу просто блестяще. Из этой комбинации у нас вырос успех, который оправдан, доказан, и нет смысла его менять. Это прогрессивная модель, так работают все клубы континентальной Европы. В Англии у тренера, конечно, по старинке — иные полномочия. Я считаю, эта модель отжила свое. В этом наше с Юрием Павловичем идеологическое разногласие.

— Главный тренер не влияет на селекцию?

— Мое глубокое внутреннее убеждение, что спортивный директор должен отвечать за селекцию, которую возглавляет специальный скаутский отдел. Этой работой должны заниматься скауты, а не тренеры. Спортивный директор может дать рекомендации по всем игрокам, которые остаются в команде, продлеваются, покидают команду, привлекаются в нее в аренду или приобретаются на рынке. 

—​ Эта схема работает?

— Она доказала свою правоту. Все трансферы, которые осуществил спортивный директор, сработали. Мы не потеряли ни одного значимого игрока, не было ни одной ошибки. Я считаю, что это блестящее доказательство, что модель работает. Все оценки, которые были даны, оправдались на сто процентов.

— Это убедило Семина?

— Это наша внутренняя дискуссия, которую, уверен, мы сможем преодолеть. Он смотрит на это философски, но я выступаю за структурную и системную работу. Тренер отвечает за распорядок, наполнение тренировок, время сборов, микроциклы, режим восстановления, консультируется с докторами, за тактику и выбор состава на игру, за результат. Что касается маркетинга, поиска игроков, содержания стадиона, на это полномочия тренера не распространяются. Считайте тут меня кем хотите, это мое видение футбола, я на этом настаиваю. Как только тренер перестает успешно работать в связке со спортивным директором, мы по «Зениту» видим, что происходит в этот момент.

— Не переживаете, что недопонимание может вылиться в конфликт?

— Пока что мы избавлялись от этого конфликта. Все хорошо кончилось, мы подняли над собой награду.

«Процедуру вручения медалей нужно изменить»

—​ Где сейчас будет стоять кубок?

— Сейчас будем возить его, он будет участвовать в официальных мероприятиях. Хранится он в Баковке, потом его привезут на стадион для разных целей. Кубок нужен как предмет для совместного фото, это культ, который должен служить. Конечно, он будет выставлен и для болельщиков.

— Где будут вручены медали?

— Медали вручаются после бюро исполкома РФС. Оно подводит итоги чемпионата, говорит, что все было правильно, ставит окончательную печать. Это какая-то запутанная, бессмысленная и устаревшая процедура, абсолютно не нужная никому. Церемонию правильно делать прямо на поле. Бюро исполкома никому не интересно. Все должно идти на пользу зрелищу, поэтому отсрочка с медалями плоха. Вкус чемпионства пропадает. Это продолжение советской традиции, так мы продукт не продадим.

—​ По умолчанию чемпиону передается 40 медалей. Запросите больше?

— Конечно. Чтобы награждать, дарить их сотрудникам, партнерам, спонсорам, друзьям, знакомым, просто гостям. Медаль сейчас — это символ, а раньше за них отчитывались. Мы должны вытащить все хорошее из прошлого и стараться выгодно продавать свой продукт, а не держаться за атрибуты былых времен.

Простите меня, но скажу крамольную вещь — я уже наслушался марша Блантера (с него начинаются игры чемпионата России — прим. ТАСС). Можно открывать им чемпионат, но не каждую игру, я против этого. Это не развлечение, это традиция, которую нужно оставить в музее. А сейчас людей нужно выводить под нормальную музыку. Поэтому мы нарушили регламент в матче с «Зенитом», потому что время требует отходить от традиций и стереотипов, которые нам мешают делать наше дело. Нам нужно продавать матч людям, а не соблюдать ритуалы, которые ведут в пропасть и к пустым стадионам.

«Локомотив» становится интертеймент-компанией»

— Скоро будет два года, как вы на посту президента клуба. За это время команда выиграла Кубок, чемпионат и впервые в истории вышла в 1/8 финала Лиги Европы. Вы довольны проделанной работой?

— Я доволен, как прожил эти два года, а что касается работы, то не я должен отвечать на эти вопросы, а другой человек, который брал меня на работу.

— Практически все вас хвалят за умение работать с болельщиками. Что сложнее всего дается в привлечении зрителей на стадион?

— Так получилось, что наш спорт в какой-то момент перестал быть частью индустрии развлечений. Появились кинопрокаты, видеосервисы, от которых люди веселились, а спорт перестал развлекать. Футбол, как самый зрелищный вид спорта, проигрывает давно и с треском. Мы возрождаем этот интерес в глазах новых людей. Пытаемся донести это разным группам, быть интертеймент-компанией. Если этого не делать в современном спорте, то вы обречены.

—​ А как же результаты?

— Это не имеет значения, вы только можете паразитировать на каких-то чужих брендах. Мы здорово работаем, у нас растет посещаемость, играем с «Ниццей» и «Атлетико», на которых стадион заполнен. Феномен в том, что люди смотрят на соперника, на вывеску матча. В ней «Локомотив» всегда стоит первым, затем идут тире и другой клуб. Важно научиться продавать первую часть независимо от второй. Если взять и открыть двери на матч «Локомотив» — «Урал», полного стадиона не будет. В этом и заключается кризис.

Людям это неинтересно, им проще посмотреть счет матча в газете или обзор в интернете. Они считают, что лучше сходить в торговый центр, погулять по ВДНХ. При этом на «Локомотив» — «Зенит» они придут. Можно взять матч с «Уфой», который был очень важен для нас в чемпионской гонке, но ажиотажа не было.

—​ От чего это зависит?

— Пытаемся понять эту теорию, привлекаем психологов, социологов, и никто однозначно разобраться не может. Нужно понять, что привлекает людей, и разработать программы коммуникации. Иначе мы просто бьем мимо. Когда мы в этом копаемся, узнаем страшные вещи: людям тяжело сидеть на стадионе, они готовы посмотреть обзор или сходить в бар, болеют за иностранные клубы. В Европе это интертеймент-компании, которые создают причастность. Вы понимаете, что условный «Реал» уже что-то значит.

— За один день это не делается.

— Конечно. В этом нужно разбираться, учитывать множество факторов от погоды до дня недели. Никто не может даже сформулировать, почему люди в середине недели и при минус 10, как зайчики, сидят и смотрят на «Ниццу», про которую мало кто слышал. Если в этом разобраться, то это станет ключом успеха нашего футбола и спорта в целом.

— То есть то, что вы сделали относительно аудитории, — это только начало пути?

— В любом деле правильно заданный вопрос — это половина ответа. Мы сейчас пытаемся правильно сформулировать вопрос. Близки к этому. Обычно же вопрос не задается, все видят пустые места, и начинается рефлексия. В вопросе «А что с этим делать?» нужно правильно ловить интонацию — кто не ходит, какие конкретно группы, понять, где, с кем и что не работает. Посетители стадиона так же неоднородны, как и общество.

Есть теория эволюции, согласно которой человек сначала интересуется футболом, читает информацию на разных ресурсах, а потом начинает потихоньку ходить на арену. Это не так, это тупиковая ветка, эволюции не происходит. Человек либо начинает ходить, либо нет. Он может интересоваться и на пике дважды в год прийти на стадион. У этой аудитории другая механика заинтересованности: в какой-то момент — бум, и он начинает ходить. Это такой же скрытый механизм, как люди начинают болеть за тот или иной клуб. Эту тайну тоже никто не сможет объяснить.

Посещаемость растет — доходы увеличиваются

— Вы уже подводили итоги посещаемости за прошлые годы и этот сезон?

— Да, у нас все показатели растут. Есть средняя посещаемость, но это достаточно пустой показатель. Надо, например, брать самый плохой по посещаемости матч прошлого и этого сезонов. Здесь мы подняли цифры где-то в два-три раза. Понятно, что самый посещаемый матч прошлого сезона — игра против «Спартака». Есть топ-матчи, которые набиваются болельщиками других команд, но нас интересуют фанаты «Локомотива», которые придут на следующие игры. Надо смотреть на количество проданных билетов.

Тут мы сильно выросли, продано билетов в полтора раза больше. Сумма выросла в два раза по сравнению с позапрошлым сезоном. У нас рекордная выручка в этом году, это в два раза больше, чем было, но раз в десять меньше того, что мы хотим. Доход с крупных матчей нас устраивает. На «Спартаке» заработали до 40 миллионов рублей, на матчах с «Зенитом» и «Атлетико» — близко к 30 миллионам. Это полмиллиона долларов — прилично.

— Какой заработок на рядовых матчах?

— Раньше суммы были позорные, бывало, что это был практически бесплатный вход. То есть до миллиона рублей. Сейчас мы перешли за 2 миллиона по самым «плохим» матчам. Хотя бы организация игры закрывается.

— А всего за сезон сколько заработали на продаже билетов?

— Хорошая выручка, сильно за 100 миллионов рублей. Пока мы не можем сравниться со «Спартаком» и «Зенитом», которые, как я понимаю, даже ближе к миллиарду, чем к 500 миллионам. Но для нас это прогресс, надо дальше развиваться.

— Будут ли какие-то изменения в билетной программе в следующем сезоне?

— Будут какие-то не тревожные изменения. Наша задача — привлечь болельщиков, а не отпугнуть. Мы хотим, чтобы приходило больше, а не меньше, поэтому не будем ставить запретительные цены. Все будет хорошо.

Войдет ли Лига чемпионов в сезонный абонемент? Мы сделаем разные пакеты, которые будут нравиться всем. Мы идем с добром, чтобы слышать: «Какое замечательное предложение, молодцы». У нас нет задачи, чтобы говорили: «Опять хотят обмануть». Мы хотим вызвать позитивные эмоции своим предложением.

— Планируется ли организовывать бесплатный транспорт в Тулу для болельщиков?

— Мы попытаемся организовать электричку, но от этого надо отходить. Это все замечательно, но надо поддерживать и других болельщиков. Транспорт — это лишь маленькая часть людей.

В Краснодаре было от пяти до семи тысяч болельщиков. Они все добрались до города и вернулись домой. Это ни на что не повлияло, значит, это не нужно. Только лишние организационные хлопоты, которые мы можем потратить на что-то полезное. Мы эти деньги можем потратить на концерт или фан-зону. Вот самолет и поменяли на фан-зону, и сделаем ее еще.

— Глава совета директоров ОАО «РЖД» Аркадий Дворкович сказал, что бюджет точно не будет уменьшаться. Будет ли он увеличен?

— Конечно, в душе мы все хотим, чтобы бюджеты увеличивались. Но мы живем в тех реалиях, которые есть. Да, мы работаем, спонсоров у нас станет больше, чемпионство этому способствует, и платить они будут тоже больше. В этом смысле бюджет увеличится. Другой вопрос, что эти планы у нас уже были частично включены в бюджет, так что более-менее мы живем при тех же деньгах.

— Он позволит решать самые высокие задачи в следующем сезоне?

— Постараемся выступить достойно в Лиге чемпионов, но тратить сумасшедшие деньги на это мы не будем, постараемся тратиться рационально.

Повторить чемпионство — это сверхамбициозная задача, но случаев двойных чемпионств не так много в нашем чемпионате. Мы соревнуемся с другими сильными командами, которые тоже сделают выводы из менее успешного, чем у нас, выступления. Они уже что-то начали корректировать, и к нам будут относиться очень серьезно. Мы, конечно, будем делать все от нас зависящее, но я бы такой задачи перед собой не ставил, а формулировал ее менее амбициозно. Например, быть в тройке.

— Как обстоят дела с финансовым fair play?

— Все проверки уже прошли, в ближайшие неделю-две будет выноситься итоговое решение. Как только коллеги из УЕФА поймут, что мы выполнили все условия, санкции будут приостановлены и мы вернемся в общий режим соблюдения финансового fair play.

Мы надеемся на лучшее, но предвосхищать итоги я бы не стал. Мы проделали фантастическую работу, и наши коллеги, которых удалось привлечь в «Локомотив», большие молодцы.

Контракты тренерского штаба и продление аренды Эдера

—​ Требуется ли команде усиление под Лигу чемпионов?

— Практически каждую трансферную кампанию в команде происходит усиление, кроме зимы, когда мы посчитали, что надо обойтись тем составом, который есть. Конечно, это регулярная работа, игроки ищутся, мы это обсуждаем, дискутируем и приходим к выводам, какое нужно усиление и как им распорядиться.

Конечно, чем больше мы можем предложить денег, тем более качественного игрока можем получить. Но мы живем по средствам, балансируем. У нас было 4 миллиона на трансферы, мы ими и «развлекались», это был бюджет. Сейчас будет побольше, но не 120 миллионов. Такое позволить себе не можем.

—​ Недавно клуб подписал новый контракт с Семиным. Получается, у всего тренерского штаба тоже продлеваются договоры?

— Здесь надо консультироваться с главным тренером, это его прерогатива. Если никаких возражений с его стороны не будет, то, конечно, продлятся. Я только даю советы и рекомендации, как было два года назад. Моя рекомендация — тот же Лоськов. Главный тренер сказал, что можно.

—​ Подарок Семину на день рождения уже приготовили?

— Лучший подарок для Юрия Павловича — это трофей.

— Есть ли понимание, кто в конце сезона покинет клуб?

— Практически. На 99 процентов мы уже определили. Всегда клуб покидают люди, и всегда приходят новые. Это живой организм. Нет таких клубов, которые никто не покидает.

—​ Чемпионский гол забил Эдер, ранее принесший золото чемпионата Европы сборной Португалии. Это стечение обстоятельств?

— Ничего не бывает случайно, это все судьба. Когда мы брали Эдера в аренду, наши спортивные селекционеры его отсматривали, он приходил как игрок не супербольшого таланта, но большого терпения. Он абсолютно хладнокровен до последней секунды матча и не поддается никаким эмоциональным воздействиям. У него своеобразная манера игры, к ней нужно приноровиться, и у него начало получаться.

— Благодаря кому он пришел в клуб?

— Тут все молодцы, начиная от селекционеров и заканчивая спортивным директором, который узнал, что есть бесплатная аренда. Похвалю немного и себя, потому что ездил в Рим и практически сутки разговаривал с его представителями, ведь было предложение и от другого клуба. Его жена спрашивала много про Москву. «Ходят ли по улицам медведи и насколько они большие?» Я ответил, что все хорошо, культурно и мило. Вообще, привезти в Россию хорошего иностранца, который уже где-то и как-то нормально играет, достаточно трудно. После таких разговоров у нас срывался не один трансфер. Это совершенно замечательная пара, они рискнули, сделали такой шаг в карьере, и получилось всем во благо. Молодец, соответственно, и тренер, который говорил слова, до последних минут сохранявшие заряд. Это и есть слагаемое успеха, работа нескольких людей.

— Семин на пресс-конференции сказал, что этим голом Эдер заслужил полноценный контракт. Ведутся ли переговоры с «Лиллем»?

— Сейчас переговоры не ведутся, но будут вестись.

—​ Вы хотите его оставить?

— Хотели бы. Сейчас его контракт истечет и надо разговаривать о новом.

Отдел футбола ТАСС

Источник: tass.ru