Забота по-братски: в Госдуме предлагают отдавать детей под опеку только родственникам

В Госдуме предлагают отдавать детей под опеку только родственникам. Соответствующий законопроект разрабатывают член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Сергей Вострецов и глава Национального родительского комитета Ирина Волынец. 

Авторы инициативы рассказали RT, что выделяемые из бюджета опекунам деньги часто привлекают людей с корыстными побуждениями, которые на деле не заинтересованы в воспитании детей. Чтобы исправить ситуацию, посторонние люди должны иметь возможность лишь усыновлять ребёнка — в таком случае человек уравнивается в правах и обязанностях с кровным родителем и не получает регулярных дополнительных выплат от государства.

«Мы полагаем, что под опеку лучше отдавать только родственникам, — говорит Вострецов. — Сама возможность опеки появилась на случай, если, например, родители ребёнка погибли. Дяде или бабушке незачем усыновлять своего родственника, поэтому они брали его под опеку. А сегодня мы так «раздаём» детей всем подряд. Те, кто хочет взять на воспитание ребёнка из детдома, должны его усыновлять».

По словам депутата, неразборчивая выдача детей под опеку может приводить к случаям педофилии со стороны попечителей, незаконному использованию ими детского труда, сексуальному рабству и содержанию родных детей на деньги опекаемых.

Действующий закон об опеке имеет много недоработок и «пробелов», убеждён Вострецов. В то время как к будущим усыновителям предъявляется много требований, к потенциальным опекунам их значительно меньше, хотя фактически происходит одно и то же — принятие ребёнка на воспитание.

«То, что здесь нужно наводить порядок, это точно. Сейчас по закону даже одинокая бабушка может взять под опеку детей. А усыновить ребёнка тяжело — должна быть и постоянная работа, и полная семья, и другие требования. Почему с опекой не так? Наша задача ведь не просто раздать детей. А реабилитировать, интегрировать их в общество», — пояснил парламентарий.

Вострецов подчеркнул, что опекунство не должно превращаться в бизнес, поэтому в одну семью определённо не следует отдавать более двух-трёх детей. При этом минимум один из супругов должен быть не старше 50 лет, чтобы опекуны соответствовали образу родителей по возрасту.

Он отметил, что представит предложение в конце мая — начале июня на круглом столе в Госдуме, и намерен выслушать позицию представителей госорганов, парламентариев и общественных организаций.

Соавтор законопроекта, председатель Национального родительского комитета Волынец уверена, что в ряде случаев детям лучше остаться в детском доме — чем попасть к людям, которые будут на них наживаться.

«В детдомах есть надзор, проверяющие структуры и взаимопроверяющие. А когда детей отдают обычным людям и выплачивают за них солидные суммы, то выходит, что весь контроль зависит только от сотрудников службы опеки (принимающих решение. — RT). Случается даже так, что детей уже нет в живых или они становятся беспризорниками, а семьи продолжают годами получать за них деньги», — пояснила глава родительского комитета.

Потенциальные опекуны, по словам Волынец, нередко сознательно выбирают детей с умственной отсталостью или с другими заболеваниями ментальной сферы — на их содержание государство платит больше. А в случае, если опекуном заинтересуются правоохранительные органы, жалобы таких детей не имеют юридической силы.

Широкий общественный резонанс произвела история супругов Дель. 13 января из семьи Светланы и Михаила Дель изъяли 10 детей после сообщения из детского сада о следах побоев на теле одного из подопечных. Позднее двоих детей вернули бабушке. Опеку над другими восемью детьми семья расторгла. Некоторые из них были ВИЧ-инфицированы и имели статус инвалидов. На их содержание семья получала от государства определённые выплаты. Всего в семье проживали 13 детей — восемь находящихся под опекой, четверо усыновлённых и один кровный.

В России опека оформляется на детей до 14 лет, а попечительство — от 14 до 18 лет. Применяют же эти две формы (опеки и попечительства) — безвозмездно и по договору с соответствующим госорганом. При безвозмездной форме опекун не получает каких-либо выплат из госбюджета. Если заключён договор с органом опеки и попечительства — опекуну выплачивают деньги. «Договорные» опекуны в России регулярно получают несколько видов выплат — пособие, равное 40% от зарплаты, а также вознаграждение, сумма которого может меняться в зависимости от региона.

По словам председателя Национального родительского комитета, в Москве размер ежемесячного опекунского пособия за здорового ребёнка до 12 лет составляет 15 тыс. рублей в месяц, старше 12 лет — 20 тыс. рублей, а за имеющего инвалидность — 25 тыс. рублей. В регионах эта сумма зависит от возможностей местных бюджетов. Кроме того, опекунам полагаются трудовые и налоговые льготы. В их числе — неполный рабочий день или неделя, налоговый вычет НДФЛ и другие.

При усыновлении государство выделяет единовременное пособие — 15,5 тысяч рублей. Тем, кто усыновит ребёнка старше семи лет, ребенка-инвалида или детей, которые приходятся друг другу братьями (сестрами), единожды полагается 118,5 тысяч рублей. Выплату других пособий устанавливают регионы.

Детский дом в Рязанской области Reuters

В Минобрнауки RT сообщили, что ведомство совершенствует правовое регулирование опеки, но не рассматривает подходы, направленные на уменьшение поддержки института приёмных семей. В министерство подобных инициатив пока не поступало.  

Член комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, детей и материнства Юлия Зимова полагает, что возможность стать опекунами на платной основе нужно оставить для всех. Однако она уверена, что в России следует создать институт профессиональных родителей — чтобы государство платило им зарплату, а воспитание детей учитывалось как трудовой стаж.

По словам члена ОП, банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, за пять лет сократился примерно в два раз именно за счёт опекунов.

«Если пять лет назад было 105 тысяч детей-сирот по всей России, то сейчас их 59 тысяч, —  поясняет Зимова RT. —  Это произошло именно благодаря тому, что с 2006-2007 годов начались серьёзные выплаты и поддержка приёмных семей. Сейчас почти все здоровые дети и большое число детей с инвалидностью находятся под оплачиваемой формой опеки. Люди не берут детей из-за денег, но они это делают, понимая, что будет поддержка со стороны государства. Есть люди с корыстными целями, но их меньшинство».

Зимова добавила, что 70% сирот — те, которых трудно устроить в семью. Это подростки, дети-инвалиды или группы детей, приходящиеся друг другу братьями или сёстрами, которые воспитывать будет трудно, и тем более — без поддержки со стороны государства.

«Их усыновлять никто не будет, потому что это очень большой труд, который, по мнению многих людей, должен оплачиваться, — продолжает общественница. — То есть, им придётся еще и параллельно работать. Усыновляют, как правило, здоровых детей до трёх лет. У нас и так стоит очередь на усыновление таких детей в 20 тысяч человек».

Руководитель Школы приёмных родителей и опекун двоих детей Михаил Пименов считает абсурдной идею о разрешении брать под опеку детей только их кровным родственникам. По его опыту, порядка 80% людей, решивших стать опекунами, не связаны родством с ребёнком, а родственники иногда, напротив, нежелательны для детей в качестве опекунов.

«Родственники — это как раз группа риска, — объясняет Пименов. — Те родственники, которые сейчас берут детей под опеку — это, в основном, их бабушки и дедушки. Один раз не получилось у бабушки воспитать маму или папу, а ей потом отдают ребёнка. Пока он маленький — всё хорошо, она справляется с ним. Наступает подростковый возраст, и она возвращает его государству. У нас 90% возвратов — от бабушек и дедушек. Вот вам и родственная опека».

Руководитель Клуба «Азбука приёмной семьи» Диана Машкова, опекающая двух детей, в разговоре с RT рассказала, что усыновление невыгодно для ребёнка с материальной точки зрения.

«Если происходит усыновление, то ребенок теряет все свои льготы, которые ему до этого государство было готово предоставить, либо уже помогало какими-то способами. Например, выплачивало пенсию по потере кормильца. Поэтому нужно учитывать интересы и ребёнка, и семьи и найти компромиссный вариант», — говорит Машкова.

Руководитель родительского клуба также отметила, что в детдомах находится немало детей, чьих родителей не лишили родительских прав. Пока их ребёнок в детдоме, они, например, могут отбывать наказание в местах лишения свободы. Поэтому усыновить таких детей нельзя.